Как Израиль победил засуху

Одно время в Израиле существовали просто чудовищные налоги для тех, кто чрезмерно пользовался водой. Семьи, которые организовали у себя перед домом зеленые газоны, построили бассейн или не удосужились починить протекающие трубы, понесли серьезный финансовый урон. Тогда многие клиенты господина Цвели отказались от живых лужаек в пользу синтетических и высадили приспособленные к засушливому климату растения вместо нежных, любящих влагу цветов. «Садоводство в этих краях, казалось, шло к своему закату», — признается 56-летний Цвели, который ухаживает за садами частных имений уже более 25 лет.

Всем израильтянам настоятельно советовали сократить время принятия душа до двух минут. Мыть машину из шланга стало незаконным, а тем немногим богачам, кто все-таки от лужаек перед домом не отказался, закон разрешал поливать газон только ночью.

«Мы были в настолько печальном положении, что в любую минуту кто-то из нас мог открыть кран, а вода из него просто не потекла бы», — вспоминает Ури Шор, пресс-секретарь и директор общественных образовательных программ правительственного Агентства по вопросам водных ресурсов.

Но это было шесть лет назад. Сейчас в Израиле много воды. Упрощенная версия кампании «Израиль высыхает» сейчас используется в рекламе детских подгузников. «Страх ушел», — говорит Цвели, чьи клиенты снова стали высаживать цветы.

Палестинцы плавают воде из источника Эйн-Мабуа. Фото: Уриэль Синаль для The New York Times

Сейчас, когда Калифорния и другие западные регионы США столкнулись со страшной засухой, Израиль уже пользуется плодами своей водной революции. Благодаря национальной инициативе по опреснению воды и очищению сточной удалось обеспечить страну достаточным количеством питьевой воды даже в период сильной засухи. Более половины водных ресурсов, потребляемых населением Израиля и сельским хозяйством, сейчас синтезируется искусственным образом.

В годы засухи фермеры в Рамат Рахель, кибуце на южной окраине Иерусалим, выкорчевывали старые яблони за пару лет до того, как они должны были окончательно засохнуть. Теперь когда воды стало намного больше, сокращенные в свое время объемы водных ресурсов для фермерских хозяйств снова увеличились, но поднялась и цена.

«Сейчас проблем с водой нет, — говорит Шауль Бен-Дов, агроном из Рамат Рахель. — Цена стала выше, но зато мы можем без особых ограничений расходовать воду в стране, которая вообще-то наполовину пустыня».

Вот уже целые десятилетия из-за своего наполовину средиземноморского, наполовину пустынного климата Израиль постоянно испытывает недостаток природной воды, и ему приходится чуть ли не до дна опустошать имеющиеся естественые ресурсы.

Объемы пресной воды естественного происхождения в среднестатистический год не покрывают всех потребностей страны — а ей нужно по грубым подсчетам 2 триллиона литров. По прогнозам, потребности в питьевой воде поднимутся до 1,95 триллионов литров к 2030 году с 1,19 триллионов литров сегодня.

Новый засушливый период начался с семилетней засухи, одной из самых сильных в истории современного Израиля — первым сложным годом был 2005, а пик пришелся на зиму 2008—2009 годов. Основные источники пресной воды в стране — Тивериадское озеро (известное еще как Галилеейское море) на севере, а также горные и прибрежные водоносные горизонты (аквиферы) — были почти полностью истощены, что угрожало потенциально необратимым ухудшением качества воды.

Пришлось находить новые способы, благодаря которым удалось повысить объемы подачи воды и снизить объемы потребления. Этот процесс контролировало межминистерское Агентство по вопросам водных ресурсов, образованное в 2007 году.

Особый упор правительство делало на опреснение морской воды — за последнее десятилетие начали работу четыре мощных завода этого профиля, пятый должен запуститься в течение ближайших месяцев. Совместными усилиями они обеспечат страну 113 млрд. литрами пресной воды — к 2020 году должно быть уже 757 млрд. литров.

Водонапорная башня (слева). Фото: Уриэль Синаль для The New York Times

Израиль стал мировым лидером по переработке и вторичному использованию сточных вод сельским хозяйством. Тут перерабатывают и используют в сельскохозяйственный целях 86% бытовых стоков — это около 55% всех водных ресурсов, которые использует сельское хозяйство. По данным Агентства, второй после Израиля идет Испания, которая перерабатывает 17% сточных вод, а США дает «вторую жизнь» только 1% стоков.

До образования Агентства по вопросам водных ресурсов за разные аспекты проблемы водоснабжения отвечали разные министерства, у каждого из которых были свои интересы и лобби.

«Было слишком много “гидрополитики”, — говорит Эли Фейнерман, сотрудник кафедры сельского хозяйства, пищевых ресурсов и окружающей среды Еврейского университета в Иерусалиме, который несколько лет был общественным представителем при совете Агентства. — Правая рука не знала, что делала левая».

Израильское правительство начало с того, что существенно сократило квоты на воду для фермеров, завершив эпоху непомерно расточительного использования воды на условиях невероятно выгодных субсидий.

Налог на превышение норм расхода воды в бытовых условиях снизился в конце 2009 и была введена система двойного тарифа. Сейчас те, кто использует воду в бытовых целях, платят меньше за счет тех, кто расходует больше стандартных объемов воды.

На жарком Ближнем Востоке вода — это еще и стратегический ресурс. Борьба между Израилем и арабскими соседями за право на воду бассейна реки Иордан способствовала напряжению, которое привело к военному противостоянию 1967 года.

Женщина плавает в водах национального заповедника Ган ха-Шлоша. Фото: Уриэль Синаль для The New York Times

Израиль, который владеет горными аквиферами вместе с Западным берегом реи Иордан, утверждает, что снабжает палестинцев гораздо большим количеством воды, чем должен по условиям мирных соглашений. Палестинцы же говорят, что им этой воды недостаточно, и она слишком дорогая. Политика «водной щедрости» может помочь Израилю существенно улучшить отношения с Палестиной и Иорданией.

По мере развития технологий систему опреснения, которую долго осуждали за энергетическую неэкономность и вредность для окружающей среды, становится все дешевле, чище и экономнее с точки зрения энергетических затрат. Сидни Лёб, американский ученый, изобретший метод обратного осмоса, переехал в Израиль в 1967 году и обучал здесь специалистов в области водоснабжения.

Примерно в 14,5 км. на юг от Тель-Авива возвышается завод по опреснению воды, который считается самым крупным заводом этого профиля в мире. Ежегодно он производит 151 млрд. литров питьевой воды для 6 млн. из примерно 8 млн. людей, проживающих в Израиле.

Мириам Фэйгон, начальник департамента решений в израильской компании IDE Technologies, построившей три водоперерабатывающих завода вдоль Средиземноморского берена, говорит, что новые технологии и множество новаторских методик позволили существенно снизить расход энергии. По договору заводы перейдут в государственную собственность через 25 лет. А пока что страна покупает опресненную воду Sorek по сравнительно низким ценам — 58 центов за куб. Да, это дороже, чем бесплатная дождевая, только вот «пойди так просто ее набери», говорит мисс Фейгон.

Израильские защитники окружающей среды говорят, что такой резкий переход на опреснение воды наносит удар по альтернативным источникам — так, индустриальные выбросы загрязняют естественные резервуары с природной чистой водой, и в первую очередь вина за это лежит на заводах оборонной сферы, расположенных на береговой линии.

Водопад в национальном заповеднике «Ган ха Шлоша»/ Фото: Уриэль Синаль для The New York Times

«Мы однозначно считаем, что Израиль должен заниматься опреснением, — отмечает Сарит Каспи-Орон, эксперт по вопросом водных ресурсов в неправительственной организации Союз природоохранной защиты. — Но тут вопрос в объемах и приоритетах. Наш главный приоритет — сбережение, бережное обращение и восстановление водных ресурсов».

Некоторые защитники окружающей среды также говорят, что метод забора океанической воды (вместо забора грунтовых вод), которым пользуются на израильских опреснительных заводах, разрушительно сказывается на жизни морской фауны — вместе с водой помпы засасывают икру рыб и личинки ракообразных.

Но Боаз Мейзель, океанолог в Союзе природоохранной защиты, отмечает, что масштаб влияния этих процессов можно будет оценить спустя время — пока что сложно сказать, насколько это опасно для морской экосистемы.

Но некоторые израильтяне относятся к водной революции с долей цинизма. Цур Шезаф, израильский журналист и владелец фермы в южной части пустыни Негев, на которой делают вино и выращивают оливки, считает, что опреснение — это по сути присвоение израильских водных запасов. Доходы от продажи такой воды идут в карман нескольким магнатам, а переработка воды для сельскохозяйственных нужд — это вообще продажа одной и той же воды дважды.

Господин Шезаф высаживает лозу так, чтобы максимально использовать паводковые воды для поддержания правильного уровня влажности — как в древние времена, а остальную часть года он поливает виноградник опресненной водой, смешанной с натурально пресной. Он старается не использовать более дешевую переработанную водой: «Никогда не знаешь, что там в ней на самом деле».

Но специалисты утверждают, что сточные воды из тель-авивских коллекторов проходят настолько тщательную обработку, что даже если кто-то ее выпьет, ничего ужасного не произойдет.

Бедуины моют овцу/ Фото: Уриэль Синаль для The New 

jewishnews.com.ua

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *