Мышиная возня в стране-свалке

Несколько лет назад ныне 80-летний тернопольчанин Богдан Березович написал бизнес-план, согласно которому Тернопольщина может избавиться от свалок и еще и зарабатывать немалые деньги.

Идея заключается в преобразовании органических отходов в экологически чистый продукт — гумус, который называют душой земли. Однако, по словам экологов, ни этой идеи, ни для десятков других в Украине нет законного основания. Именно поэтому она постепенно превращается в большую свалку, а отдельные попытки утилизировать или перерабатывать отходы сбрасываются на мышиную возню в ней.

В отходах — душа грунта

Бизнес-план Богдана Березовича уже приобрел один американец. По словам автора идеи, для воплощения ее в реальность надо немного. Для бесперебойного производства — 150 тонн мусора ежедневно, десять гектаров земли, сортировочную машину, трактор с экскаватором и бульдозером, грузовик, механизм для обработки почвы и 30 работников. Затем пять гектаров поля надо будет засеять культурами, которые дают много зеленой массы, например, амарантом, вико-смесью, горчицей или люцерной. А на второй половине поля сформировать 60 участков для компостных куч, чтобы пока в первых продлится процесс образования перегноя, другие только закладывались бы, пишет Свободная жизнь.

Компостные кучи будут закладываться слоями зеленой массы и мусора. Их надо будет полить водным раствором биопрепаратами и прикрыть землей. Внутри будет происходить процесс горения отходов при температуре 65 градусов, патологические бактерии погибнут. Через 2-3 недели внутрь куч нужно будет запустить калифорнийских червей, потому что именно такие быстро размножаются и за неделю-две перерабатывают массу в гумус. Процесс преобразования длится 1,5—2 месяца, не воняет и не загрязняет окружающую среду.

— Я очень хорошо понимаю о чем говорю, это моя специальность, я получил высшее образование в двух учебных заведения, вводил севообороты , — говорит Богдан Евстахович. — А несколько лет назад воплотил идею в своем городе и получил 200 килограмм гумуса. Без проблем продав его по 12 гривен за килограмм.

В своем бизнес-плане Богдан Евстахович предсказал судьбу и неорганических отходов. Полиэтилен, говорит, можно будет переплавлять в специальных автоклавах и использовать для производства строительных блоков. В мечтах автора идеи — не только завод по производству гумуса, но и железобетонный, и тепличный комбинат рядом.

Детальный финансовый план Богдана Березовича свидетельствует, что за месяц, перерабатывая 150 тонн мусора в день, удастся заработать чистыми 220 тысяч гривен. И тридцать человек будут получать по три с половиной тысячи зарплаты. Завод будет работать на собственном газе, впоследствии начнут «капать» деньги и от продажи червей (когда-то таких разводили в специальных совхозах), вытяжки гуминовой кислоты, топливных брикетов, стеновых блоков и тому подобное.

Будет закон — не будет проблемы

Заместитель начальника управления жилищно-коммунального хозяйства Тернопольского городского совета Олег Соколовский, которого мы попросили прокомментировать бизнес-план Богдана Березовича, сказал, что в Украине одну «мусорную» идею реализовать невозможно. Ибо хотя проблема отходов и является угрозой национальной безопасности страны, ее до сих пор не решили на государственном уровне.

Да что говорить, когда у нас количество мусора измеряется не в тоннах, как во всем цивилизованном мире, а в… кубических метрах! Тернополь, например, продуцирует за год полмиллиона кубометров отходов, а сколько это в тоннах — неизвестно. Его никто не взвешивает. Потому что в Украине нет полигонов для твердых бытовых отходов, на которых происходит захоронение и утилизация мусора в соответствии с действующими нормами.

Мы имеем только свалки, которые уже давно переполнены. Одно из таких — отработанный карьер в Малашевцах на Зборовщене. В свалку его превратили в 1977 году без каких-либо проектов. Туда просто начали завозить отходы. Поиски другого места, по словам Олега Соколовского, продолжаются уже три десятилетия. Есть технологии, есть инвесторы, но нет закона, в рамках которого можно было бы реализовывать различные «мусорные» проекты.

— Закон Украины «О местном самоуправлении в Украине» говорит, что создание свалки или полигона является прерогативой городской власти, — рассказывает Олег Иванович. — В то же время Закон «Об отходах» говорит, что полигон или свалка не могут быть размещены на территории санитарной зоны. Как городская власть может построить полигон, если на ее территории этого делать нельзя? Кроме того, любой объект обращения с отходами должен быть согласован с местной общиной. А я за 30 лет работы в этой сфере еще не видел общины, которая согласилась бы на такое.

Коммунальщики в свое время хотели ставить сортировочную линию на территории города, и пока подготовили все документы, санитарная зона уменьшилась из-за застройки. Придумали, как решить проблему утилизации отходов без земли, поставив на отстойниках водоканала пиролизный завод. Однако в Украине пиролизную систему, которая в мире считается вчерашним днем утилизации, до сих пор невозможно лицензировать.

Попутно спросила Олега Ивановича о судьбе петиции тернополян с предложением установить в городе баки на разные виды мусора. Но она также не имеет под собой рационального основания, потому что сортировка мусора зависит от типа сортировочной линии. Во многих странах сортируют мусор уже на заводе. В некоторых люди рассортировывают стекло по цвету, отделяют бумагу от картона. А вот в Швейцарии, говорят, система требует от граждан сортировки чайного пакетика на бумагу, чай, нить и бумажную бирку.

В Тернополе пока отсортировывают пластик и отправляют его во Львов. Потому что для такого малого количества искать пути переработки здесь нет смысла.

— Мусор — это бизнес, — резюмирует Олег Соколовский. — И предложенный бизнес-план на первый взгляд умный, однако нужны годы доказательств различным министерствам того, что он целесообразен, годы исследований. Есть проблема разрешительных систем, экологии, санстанции… А на самом деле ничего выдумывать не надо, ибо все уже без нас в мире придумано. Надо обновить законодательство — и мусорная проблема разрешится в течение месяца. А без этого все попытки — мышиная возня.

Все это Богдан Березович считает отговорками. И жалеет, что ему не 40 лет, потому что иначе распространил бы свой эксперимент за пределы дачи без всяких сложностей.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *